Рики

Утро. Девочка, лет восьми, Лиза /Мелюзин Майанс/, просыпается, мигом встает с постели, идет сначала приготовить что-то на завтрак. И только потом идет разбудить свою маму. Мама, по имени Кэти /Александра Лами/ встает не вдруг, ей нужно еще поваляться в постели. Они живут во Франции, в небольшом городке, далеко от центра. Поблизости школы нет. Кэти надо сначала отвести Лизу в школу и потом ехать на работу. Лиза уже стоит у мотоцикла с двумя шлемами. Она обо всем подумала. Эта маленькая девочка, не по годам умница. Когда Лизу подвезли к школе, она все смотрела и смотрела вслед уезжающей маме, пока та вовсе не скрылась из вида. Лиза очень любила свою маму. Она, эта малышка, понимала, что происходит с мамой. На обратном пути Кэти вообще забыла про шлемы. Стали искать. Одну нашли, другую Кэти потеряла. После того, как их бросил отец Лизы, что-то случилось с Кэти. Мир, как бы поблек для нее. Она должна была работать на химическом заводе. Другого выбора не было. Как она ненавидела свой завод. Он постепенно разрушал здоровье, работающих там. Бывало, что Кэти вдруг теряла сознание.

И однажды добрые силы сжалились над ними. Они встретились, на заводе — Кэти и Пако /Серхи Лопес/, приехал из Испании. Так бывает, вдруг. Улыбнулись, понравились друг другу. Нормальной жизни у обоих давненько нет. Ждать было невтерпеж, пришлось воспользоваться заводским туалетом. Что поделаешь? Бывает…

И стали они жить вместе – семья вроде бы? Все вроде бы хорошо. Пако может быть нежным, ласковым. Кэти не узнать, она счастлива. Итак, все наладилось? Пако сидит с Лизой за столом. Завтрак. У Пако, в тарелке, столько еды, что хватило бы на целую немалую семью. Аппетит первоклассный. Лиза сидит рядом, с пустой тарелкой. Он ее, как бы, не берет в расчет. Это ОН завтракает. Если что вкусно, он привык, с особым удовольствием, облизывать по очереди все пять пальцев. После обеда устраивается на диване с бутылкой пива. Будучи, как бы, главою семьи, он не отказывает себе в удовольствие пофлиртовать с другими женщинами и придти домой с хорошим опозданием. Это приходится наблюдать Лизе. Что она могла почувствовать? Она, умница, не расскажет об этом маме. Посмотрит еще, что будет дальше. Она рада, что мама счастлива. Но Пако не считает нужным, менять свои привычки, привычки свободного мужчины.

В семье родился мальчик, Рики. Он непрерывно плачет. Непонятно почему. Кэти не может так долго оставаться дома. Она может потерять работу. С ребенком остается Пако. Поначалу было не просто. Но он готов, он человек добрый, это его сын. Все, может быть, и утряслось. Но Кэти обнаружила на спине мальчика, как ей показалось, следы от ударов и обвинила Пако. Так и распалась эта семья. Пако, молча, покинул этот дом, бросив ключи этой женщине. Обвинение было для него действительно чудовищное. Как она могла так подумать о нем? О мужчинах она могла подумать все, что угодно. Ведь ее муж когда-то просто бросил ее с ребенком, не задумываясь о том, как они будут жить.

Она была неправа, но и он — бросил своего ребенка. И не вспомнил бы о нем, если бы ни та шумиха о “летающем младенце”. Первое, о чем Пако подумал – на нем можно заработать, не более. Вот так. Устроить что-то вроде цирка: пустить Рики полетать на веревочке. Собралась огромная толпа фотографов. Когда еще увидишь летающего младенца. Рики еще не умел хорошо летать. Его все держали взаперти, чтобы не улетел. Он взлетал вверх, падал вниз, снова вверх, высоко в небо. Кэти счастлива, она отпускает веревку – пусть летит в небо, там ему место. На земле его ничего хорошего не ожидает. Отрезать крылья, как хочет врач. Нет она этого не хочет, боится повредит ему. Он прекрасен с крыльями. Пусть летит куда хочет. Ему нужна свобода.

Время идет. Все мысли Кэти о Рики – где он, что с ним. Может он погиб, и она виновата в его смерти. Еще немного, и Кэти действительно утопилась бы. Это выглядит очень трогательно – в такой славной ночной рубашечке, надо думать после бессонной ночи, шаг за шагом, все глубже и глубже в воду, еще шаг и ее не стало бы…/а о Лизе подумала?/ Небесные силы взялись за это дело. Рики учуял, что дело плохо, прилетел повидаться, и тут же улетел – дела! Он жив. Этого было для Кэти достаточно.

“Riki” — вынесено в оглавление. Он должен играть какую-то важную роль. Как представляет себе Франсуа Озон его образ? Из беседы Александра Куликова c Франсуа Озоном:

“Я действительно очень не хотел, чтобы возникла эта “ангельская” идея, поскольку этот фильм не об очаровательном ребенке, а о ребенке-монстре, ребенке-инвалиде…”

Неправда! Рики с самого начала был очарователен. Он только поплакал, когда стали расти крылышки. Это как плачут детки, когда у них начинают расти зубки.

Рики был всегда и всем довольным, радостным, улыбающимся. Всегда рвался летать. Ему было все равно, где его зачали. Какую роль он все-таки сыграл в фильме? Кому он так был действительно нужен?

Кэти он был нужен. Она все мечтала: ей бы улететь вместе с Рики в небо. От этого завода, где нельзя нормально дышать, где она падает в обморок, от унизительной нужды.

Между тем, семья образовалась снова. Все трое: папа, мама, дочь, и еще один ожидаемый /будем надеется, что он будет здоровенький, без изъяна/. Они стоят обнявшись — неразлучны. Один за всех – все за одного. Крепкая семья – это самое главное. Франсуа Озон, как то вдруг решил нам это преподнести. Хорошо бы так…

А что думает сам автор, Франсуа Озон, о своем фильме? В беседе с Александром Куликовом:
— “Рики” – ваш, наверно, самый добрый фильм. Но не планируете ли Вы однажды вернуться к тому, что делали раньше, к более циничному, провокационному кино?

— Каждый фильм отражает то, чем я сам являюсь на текущий момент. И я, видимо, стал более зрелым человеком, более спокойным…Но кто знает, может, уже завтра у меня снова слетит крыша, я снова стану немножко сумасшедшим…/из интервью с Франсуа Озоном/.

Хотелось бы подвести итоги. Все действующие лица в фильме интересные и живые, включая Рики. Главное, и благое желание автора это чтобы семья была дружная, ну, без запинки Так схватились, что не разнимешь. Это главная идея: “Ребята, живите дружно!!!” Но вот это звучит не очень то серьезно. В жизни оно бывает как то посложнее. Что касается Рики, то мы его, конечно, полюбили — как же иначе. Мастерили его достаточно долго. Сначала были куриные ножки, потом только большие крылья, с которыми уже можно летать. Не совсем понятно, что все это должно значить. Но то, что Рики смог летать, высоко летать, это достижение! Смастерить такого Рики было не просто.

Если говорить об общем впечатлении о фильме в целом, то вот его-то и не хватает – единого общего впечатления.

Татьяна Надеждина
  • Общее впечатление - 5/10
    5/10
User Rating: 0.0 (0 votes)
Sending

Add a Comment